Увеличилось количество конкурсных операторов. Появилась конкуренция — как стимул

Увеличилось количество конкурсных операторов. Появилась конкуренция — как стимул

К развитию. Прежние участники этого рынка (НИиПИ Генплана Москвы, СМА и др.) вынуждены повышать свою квалификацию;

Нынешняя команда МКА принимает значительно более серьезное участие в конкурсных процессах, чем их предшественники. Помимо информационной поддержки, проверки конкурсной документации и присутствия Сергея Кузнецова в жюри, такое участие, в частности, выражается, в облегчении (пока, к сожалению, только неформальном) прохождения согласований для проектов, отобранных через конкурс;

Было организовано сравнительно много конкурсов, допускавших участие молодых архитекторов. Благодаря мощной пиар-поддержке (проведение обсуждений проектов, выставок и т. д.), подобную выгоду получали не только победители, но и другие участники23 ;

Проведенные в рассматриваемый период градостроительные конкурсы отличаются более высоким качеством решений и их большей практической применимостью — достаточно сравнить результаты конкурсов «Большая Москва» 2012 г. и «Москва-река» 2014 г.;

Лидеры московского архитектурного рынка (например, «Проект Меганом», ТПО «Резерв», Sergey Skuratov Architects) по крайней мере на московских площадках на равных конкурируют с иностранными звездами.

Среди признаков московской конкурсной практики, нетипичных для стран с более развитой архитектурной культурой, следует назвать сравнительно небольшую (чуть более 45 %) долю конкурсных проектов объектов бюджетного строительства. Львиная доля конкурсных мероприятий проводится на средства частных инвесторов. Некоторые из них организуют конкурсы по собственной инициативе, осознавая, например, производимый ими позитивный пиар-эффект. Другие уступают настойчивым рекомендациям Сергея Кузнецова.

Некоторые молодые архитекторы, впрочем, жалуются, что на многие конкурсы они все же квалифицироваться не могут, поскольку не имеют опыта в проектировании определенных видов зданий и сооружений. См., напр., упомянутое в сноске 22 интервью Алексаковой и Бурдовой.

В поддержку давления Кузнецова в отношении инвесторов стоит сказать, что это единственная доступная ему возможность (наряду с пропагандой конкурсных процедур) проводить «конкурсный» эксперимент. Правовых механизмов, стимулирующих или обязывающих проводить конкурсы, на данный момент нет. Этим объясняется и трудный путь нынешних конкурсных проектов к реализации, и наступивший в этом году спад практики.

Деятельность по внедрению конкурсных процедур следует считать не практикой, а именно экспериментом. Ввиду отсутствия законодательной поддержки, она остается спорадической и чувствительной к конъюнктуре (экономическая ситуация в стране, договороспособность инвесторов и т. п.). Формально МКА не может контролировать дальнейшую судьбу проектов, прошедших через конкурс.

Тем не менее, с учетом описанных сложных условий, в целом эксперимент следует признать успешным. Деятельность команды Кузнецова по популяризации конкурсов эффективна без всяких оговорок. Несмотря на незначительный процент проектов, проходящих через конкурсы, эта практика стала более привычной для архитектурного сообщества. При благоприятной экономической ситуации институт конкурсов может начать расширяться и без дополнительных усилий. Сегодня для перевода эксперимента в состояние повседневной практики требуется государственная поддержка — создание правовой определенности в отношении предмета и результатов конкурса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *