СТОЛИЧНЫЙ АРХСОВЕТ: «ЛУЖКОВСКАЯ» ВЕРСИЯ

СТОЛИЧНЫЙ АРХСОВЕТ: «ЛУЖКОВСКАЯ» ВЕРСИЯ

Чтобы лучше понять суть современного Архсове — та, необходимо увидеть его в динамике, сравнивая с предыдущей версией.

При Александре Кузьмине — предшественнике Сергея Кузнецова на посту главного архитектора столицы в 1996-2012 гг., деятельность Архитектурного совета регулировалась распоряжением премьера правительства Москвы от 28.10.1996 № 1033- РП, подписанным Юрием Лужковым. Совет был создан в целях практической реализации единой градостроительной и архитектурной политики правительства столицы и повышения качества проектов. Основной задачей Совета являлось «формирование профессиональных критериев оценки градостроительных и архитектурных проектов, осуществляемых в процессе инвестиционно-строительной деятельности на территории Москвы»7.

Архсовет был вписан в общую систему согласования проектов. Можно сказать, что он был частью «трехтактного механизма» рассмотрения проектов главным архитектором Москвы: рабочее рассмотрение у главного архитектора, Регламентная комиссия, Архитектурный совет. На первом «такте» проекты могли презентоваться на рабочем рассмотрении у главного архитектора. Такие рассмотрения носили консультативный характер — решений на них не принималось. Через эту стадию проходили не все проекты.

Второй такт — заседание Регламентной комиссии — являлся обязательным элементом системы согласования проектов. Главный архитектор вел заседания Регламентной комиссии, он же утверждал ее состав. В комиссию входили члены Архсовета, руководители управлений Москомархитектуры, представители ГлавАПУ (Главное архитектурно-планировочное управление Москомархитектуры), ЭКОСа (Экспертно-консультационный совет при главном архитекторе Москвы), Союза московских архитекторов, частных архитектурных мастерских.

Регламентная комиссия могла дать добро проекту или отклонить его, а также вынести проект на уровень Архитектурного совета. На Архсовете рассматривались проблемные, крупномасштабные или знаковые проекты. В середине 2000-х гг. на него выносилось порядка 10 % от проектов, поступавших в Регламентную комиссию.

Архитектурный совет — по сути, третий такт механизма рассмотрения проектов главным архитектором — возглавлял председатель Москомархитектуры, главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. В состав Архсовета в конце 1990-х гг. входили 35 человек. Перечень членов Совета утверждался мэром города. В начале 2000-х внутренним распоряжением по Москомархитектуре было введено звание почетного члена Совета — таким образом, в 2003 г. Совет включал 35 членов и 7 почетных членов. Заседания Архсовета проходили, как правило, еженедельно.

Важно понимать, что Архитектурный совет в тот период был частью триады «Архсовет — Общественный совет по градостроительству при мэре — ЭКОС». Все три структуры работали независимо и имели свои функции.

ЭКОС ставил своей главной целью сохранение архитектурно-художественного облика столицы и ее исторически сложившейся планировочной структуры. В него входили видные историки, архитекторы, градозащитники. Рассматривал он главным образом проекты нового строительства в историческом центре или зонах вокруг памятников истории и культуры (не все они имели охранный статус). Председательствовал в совете Александр Кудрявцев, на тот момент ректор МАРХИ и президент РААСН.

Наибольшего могущества ЭКОС достиг во второй половине 1990-х — начале 2000-х гг. Тогда он с легкостью мог отправить проект на переработку, если по мнению членов совета тот не вписывался в существующий контекст. Однако к концу 2010-х Совет утратил былой вес — во многом из-за создания конкурирующего органа, Комиссии по вопросам градостроительства, землепользования и застройки ЦАО. Прекратил ли он формально свое существование, доподлинно не известно. Последний раз ЭКОС собирался осенью 2010 г. для рассмотрения нового Генплана Москвы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *