Сразу по объявлении результатов конкурса городские чиновники стали публично высказываться о возможности объединения проектов

Сразу по объявлении результатов конкурса городские чиновники стали публично высказываться о возможности объединения проектов

занявших первое, второе и третье место для создания одного гибридного. «Мы отобрали три основных проекта-победителя и предложили победителям создать единую сборную команду, потому что нам все понравилось и разница между проектами очень незначительная. В каждом проекте есть такая изюминка, которая, на наш взгляд могла бы быть применена в этом месте», — заявил вице-мэр московского правительства Марат Хуснуллин в интервью радио «Эхо Москвы»15.

По условиям конкурса, автор непринятого проекта сохранял исключительные права на подготовленную им ландшафтно-архитектурную концепцию, поэтому в принципе включить «изюминку» от одного проекта в замысел другого было невозможно. Вероятно, так закладывался путь к отступлению от результатов конкурса.

Весь 2014-й г. город проводил мероприятия по программе создания парка, но как бы оставляя за скобками вопрос о том, кто будет его проектировать. Летом был продан вышеупомянутый угловой участок. Его приобрел юрист и бизнесмен Дмитрий Шумков, но в настоящий момент эта сделка приостановлена из-за смерти покупателя и процедуры вступления в наследство его наследников, которые заявляют об отсутствии интереса к развитию проекта. В октябре провели тендер для выбора генерального подрядчика, которым стала компания «Мосинжпроект»16 17, а мэр города Сергей Собянин заявил, что стройка начнется в 2015 гТ. «Мосинжпроект» к тому моменту уже выполнял функции единого оператора программы развития Московского метрополитена, генерального проектировщика реконструкции вылетных магистралей и развязок и генерального подрядчика реконструкции стадиона «Лужники». В совет директоров этого акционерного общества входит руководитель департамента строительства Марат Хуснуллин. Для проектного подряда «Мосинжпроект» нанял МАХПИ им. Полянского. Важным обстоятельством их слаженной работы с консорциумом-победителем стал приход в Институт успешного московского архитектора Александра Асадова с большим опытом реализации сложных проектов. То есть дееспособная команда для начала стройки была сформирована, но возникало ощущение, что Москва решила построить парк собственными силами и по своему проекту. Требовалась лишь чья-то санкция.

Для того чтобы заключить контракт с победителями, понадобилось полтора года. Все это время Москомархитектура поддерживала присутствие проекта-победителя в международном информационном пространстве. В 2014 г. по инициативе Сергея Кузнецова (после заключения договора с проектировщиками он получил статус художественного руководителя проекта) проект успели показать на Венецианской биеннале и в берлинской галерее AEDES. Его же стараниями в углу площадки построили общественный павильон с информацией о работе консорциума Diller Scofidio + Renfro и об истории места. По неофициальным сведениям, санкцию на строительство парка у стен Кремля американскими архитекторами пришлось получать у политического руководства страны, однако официально длительную задержку в заключении договора с победителем участники процесса объясняют отсутствием принятых стандартов работы с иностранным проектировщиками по городскому контракту. Так, политика экономии бюджета и постоянной перепроверки затрат стала препятствием для приезда представителя консорциума в Москву для доработки концепции. Итогом этой истории стал очень короткий срок на доработку — 3 месяца. В 2017 г. парк «Зарядье» должен быть открыт. Авторов в проекте удалось сохранить, но степень их влияния на проект остается проблематичным вопросом. На сегодня, по словам участников процесса, проект сохраняет около 95 % оригинального замысла. Из изменений: увеличение вместимости филармонии, включение в планировку найденной археологами древнейшей улицы Москвы, создание пешеходной набережной, возможно, появление очередного археологического филиала Музея Москвы.

Конкурсная программа подразумевала наличие единственного масштабного сооружения — Московской филармонии. Говорили о проведении отдельного конкурса на проект ее здания (еще до определения проектировщика парка куратором проекта назначили руководителя Мариинского театра В. Гергиева). Однако дополнительный конкурс так и не объявили. К проекту пытались привлечь Сантьяго Калатраву, но договориться с ним не удалось. В итоге разработкой здания занимается ТПО «Резерв», бюро, занявшее второе место в конкурсе. Они следуют идее победителей интегрировать объем филармонии в ландшафт парка.

Из концепции ТПО «Резерв» в конечный проект «переехала» пешеходная набережная, продолжающая идеи уже упоминавшегося конкурса на развитие прибрежных территорий Москвы-реки. После сложной истории со строительством второй сцены Мариинского театра фигура Гергиева, получившего в этом процессе огромный опыт, может расцениваться как некая гарантия внятного результата.

Из других гарантий отметим, что по частоте упоминаний Зарядья в выступлениях мэра можно судить о высоком внимании Сергея Собянина к этой истории. В последнее время парк «Зарядье» вернулся в ряд тем, часто упоминаемых и другими чиновниками при общении с прессой18. В соответствии с их отчетами, строительство подземной части с паркингом для туристов и служебными гаражами закончено. О парке начали говорить и те, кто ранее не работал с этим проектом, например представители столичного Департамента туризма, формирующего вместе с Москомархитек — турой программу Информационного туристического центра — одной из ключевых инфраструктурных составляющих парка.

Риски в процессе создания парка сохраняются. Закончить строительство планируют к 2017 г., когда столица будет праздновать свое 870-летие. Это сильно влияет на процесс реализации задуманного — достаточно сказать, что строительство филармонии началось раньше прохождения госэкспертизы. Город до сих пор не сформировал дирекции парка, которая приняла бы на себя дальнейшее управление территорией, как это обычно устроено в Москве, — нет внятной программы функционирования парка, эксплуатационных требований, бюджетирования. Однако сегодня кажется, что парк скорее будет построен, чем нет.

Анализ двух еще не реализованных проектов позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, оказывается, что высокий статус проекта вовсе не гарантирует особого внимания к его архитектурному качеству. Во-вторых, вся система воплощения проекта не дает гарантии сохранения принятых в начале архитектурных и планировочных решений — их легко меняют под текущую конъюнктуру стройки. Действия архитекторов на площадках напоминают партизанские, когда в ответственный момент героическим усилием удается остановить тяжелый эшелон проекта и направить его к изначальному замыслу, а не туда, куда его влечет инерция. В этом смысле, независимо от того, насколько удачным будут воплощения проектов ЗИЛа и «Зарядья», они вряд ли повлияют на общий уровень качества производства архитектуры Москвы. Им не удается сломать существующую систему реализации проектов, скорее система сломает их, или у них выйдет боевая ничья. Проекты будут воплощены, но система не сможет воспринять этот опыт и использовать его дальше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *